Революция 1917-го года была прыжком из болота – отчаянным и бескомпромиссным.

Царская Россия. Хорошо, что потеряли.

В канун очередной годовщины Октябрьской революции 1917 года вновь и вновь поднимаются разговоры о якобы бурном развитии царской России в году правления «царственного страстотерпца» Николая II. Тема не новая, концепт «России, которой мы потеряли» формировался достаточно давно, достаточно вспомнить перестроечные годы, одноименный фильм Говорухина. Если принять эту точку зрения, то подвисает в воздухе ответ на вопрос – почему все это благолепие растаяло в воздухе, не оставив и следа? Нет, конечно, у монархистов и охранителей, а также, по странному совпадению, отечественных либералов, ответ прост и понятен – рептилоиды-большевики прилетели с планеты Нибиру и столкнули Россию-матушку с рельсов общемирового развития. Но было ли оно, это самое развитие?

Более-менее непредвзятый анализ социально-экономического развития дореволюционной России показывает: революция 1917 года была следствием максимально обострившихся противоречий между различными слоями общества. Октябрьская революция, в свою очередь, была вызвана неспособностью февральской политической элиты эти противоречия решить.
Какими же были эти противоречия? В первую очередь, конфликт между экономическим развитием и политической элитой, в большинстве своем думавшей только о «хрусте французской булки». В результате Россия даже по объемам промышленного производства отставала от США, Англии, Германии и Франции. Доля ее в совокупном промышленном производстве пяти вышеперечисленных держав составляла всего 4,2%. В общемировом производстве в 1913 г. доля России составляла 1,72%, доля США - 20, Англии - 18, Германии - 9, Франции - 7,2% (это все страны, имеющие население в 2-3 раза меньше, чем Россия). И это при том, что в России в 1913 г. был рекордный (80 млн.т.) урожай зерновых. По размерам валового национального продукта на душу населения Россия уступала США - в 9,5 раза, Англии - в 4,5, Канаде - в 4, Германии - в 3,5, Франции, Бельгии, Голландии, Австралии, Новой Зеландии, Испании - в 3 раза, Австро-Венгрии - в 2 раза. Россия не то что не "рванула", а продолжала отставать - в 1913 г. ее ВНП соотносился с ВНП Германии как 3,3 к 10, в то время как в 1850 г. соотношение равнялось 4 к 10.

И это притом, что основная масса населения проживала в сельской местности, еще не оправившейся от последствий крепостного права (выкупные платежи отменила только первая русская революция 1905 года). Российская деревня была нищей: объективно в силу малоземелья крестьянства, его технологической отсталости и неграмотности. Конец XIX века практически всеми наблюдателями отмечался как история борьбы с голодом. Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона отмечает голод как обыденное явление: «После голода 1891 г., охватывающего громадный район в 29 губерний, нижнее Поволжье постоянно страдает от голода: в течение XX в. Самарская губерния голодала 8 раз, Саратовская 9. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечернозёмных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 98 гг. приблизительно в том же районе; в XX в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечернозёмных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)».

Как это ни прискорбно звучит для тех, кто пытается представить Россию страной, где господствовала патриархальная тишина и всеобщее братство между бедными и богатыми, надо отметить, что в стране шла упорная борьба, упоминать о которой столь немодно сейчас, и которая называется борьбой классов. По данным  IV Государственной Думы, с 1901 по 1914 гг. царские войска более 6000 раз открывали огонь, в том числе и артиллерийский, по митингам и демонстрациям рабочих, а также по сходам и шествиям крестьян. И это только по МИРНЫМ митингам, шествиям, сходам. Число жертв колебалось от 9-ти до тысячи человек. Всего же число жертв подобного рода "стрельб" превысило 180 тысяч человек. В 1907-1910 гг. в каторжных централах погибло свыше 40 тысяч заключенных.

Так что не было процветания в царской России. Это, как и путинская Россия, было болото, в котором медленно, но верно, угасало население страны. Революция 1917-го года была прыжком из этого болота – отчаянным и бескомпромиссным.

Ответить

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a> <b> <br> <code> <dd> <del> <div> <dl> <dt> <em> <i> <img> <h2> <h3> <h4> <h5> <li> <ol> <p> <u> <ul> <small> <span> <strike> <strong> <table> <td> <tr> <th> <blockquote> <quote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Проверка против спам ботов.
   ____                ____                  
/ ___| ___ ___ | _ \ __ _ _ __
| | _ / __| / __| | |_) | / _` | | '_ \
| |_| | | (__ \__ \ | _ < | (_| | | |_) |
\____| \___| |___/ |_| \_\ \__, | | .__/
|_| |_|
Enter the code depicted in ASCII art style.