20 декабря исполняется 100 лет со дня создания ВЧК

 В год столетия Российской революции обращение к известным историческим деятелям этого периода выглядит весьма актуальным. Фигура Ф.Э. Дзержинского, политического и  государственного деятеля молодой советской республики  - одна из наиболее известных и ярких - и не может не привлекать внимание  еще и потому, что 2017 год является юбилейным не только для революционных событий в России, но и для самого Феликса Эдмундовича.  

11 сентября исполнилось 140 лет со дня его рождения.  А 20 декабря отмечается столетие создания ВЧК, организации,  положившей начало российским органам госбезопасности, создателем и руководителем которой является Дзержинский. Личность одного из лидеров большевистской партии, члена Военно-революционного центра, первого Председателя ВЧК, Председателя ВСНХ  в постсоветское время вызывает яростные споры. Если в советское время Ф. Дзержинский аттестовался не иначе как «рыцарь революции», «выдающийся деятель Коммунистической партии и советского государства, верный ученик и соратник Ленина»[ 5, c.V ], то с падением советского строя оценки этого политика сменились на резко негативные. Показательно, что хорошо известный факт сноса памятника Дзержинскому в Москве в 1991 г. стал одним из символов свержения советской системы. Деятельность Дзержинского в 90-е годы трактовалась исключительно как репрессивная, а на самого председателя ВЧК был навешен ярлык «красного палача».  Однако в последние годы в трактовке этого политического деятеля наметился серьезный перелом. Вышли новые обширные биографии Дзержинского, где широко освещалась его деятельность не только на посту руководителя ВЧК-ГПУ, но и  в качестве наркома путей сообщения и Председателя ВСНХ. В работах А. Плеханова  о Дзержинском [13], научно-популярной биографии, вышедшей в серии ЖЗЛ, С. Кредова [8] не только дается положительный образ Дзержинского, но и разоблачаются многие мифы о нем, растиражированные в постсоветские годы. Как заметил автор новой монографии о Председателе ВЧК доцент Санкт-Петербургского государственного университета Илья Ратьковский: «Много мифов о «Железном Феликсе» просто рассыпаются, если привлечь архивные документы. Например, ему приписываются фразы, которые Дзержинский не говорил, и действия, которых не совершал».[ 11]  Изменение оценок деятельности и личности Ф.Э. Дзержинского отразило и общественное мнение.  По данным ВЦИОМ 2013 г. 46% россиян положительно оценивают деятельность Дзержинского  и примерно столько же (45%) с одобрением относятся к идее возвращения памятника основателю ВЧК на историческое место - Лубянскую площадь и лишь 17% выступают против. [12] Внучатый племянник Железного Феликса Владимир Дзержинский отметил, что «есть всплеск положительного интереса» к личности его родственника, а в статье, посвященной 140-летию Феликса Дзержинского, был сделан вывод: «В обществе отношение к "Железному Феликсу" меняется и его начинают воспринимать как многогранную личность, а не как символ репрессий». [2] Это изменение отношения выразилось в установке и реставрации памятников Председателю ВЧК, открытию дома-музея в верхнекамского селе Кай Кировской области, возращении имени Дзержинского отдельной дивизии Внутренних войск.

Представляется, что эта тенденция связана с общими изменениями настроений в российском обществе. В обществе есть большой запрос на созидательную деятельность, восстановление социально-экономического потенциала. Поэтому опыт успешного восстановительного, антикризисного развития, осуществленный руководителями молодого советского государства, становится интересен и востребован.

В коротком материале невозможно подробно охватить всю разнообразную деятельность Ф.Э. Дзержинского на различных государственных постах. Поэтому целью данной статьи является выявление основных  периодов и черт государственной и управленческой деятельности и вклада Дзержинского в становление и развитие советского государства.

В  государственной деятельности Дзержинского, на мой взгляд, можно выделить несколько этапов:

1.     Декабрь 1917 г – апрель 1921 г – период руководства ВЧК и создание системы госбезобасности;

2.     Апрель 1921 г – февраль 1924 г. -  переход на хозяйственную работу, руководство наркоматом путей сообщения;

3.     Февраль 1924 – июль 1926 г – деятельность Дзержинского во главе ВСНХ.

При этом все это время Дзержинский продолжал возглавлять органы госбезопасности (Нарком внутренних дел в 1919—1923 годах, с февраля 1922 года — председатель Главного Политического Управления (ГПУ) при НКВД РСФСР, с сентября 1923 председатель ОГПУ при СНК СССР).

Первый период почти полностью включает гражданскую войну, когда значительная часть работы ВЧК была связана с борьбой с контрреволюцией и сопротивлением новой власти. В силу этого деятельность Дзержинского в это время зачастую сводится к репрессивным мерам, «красному террору». Не претендуя на освещение истории ВЧК, стоит отметить несколько важных аспектов. Во-первых, многочисленные факты свидетельствуют, что карательные меры были спровоцированы заговорами, различными формами сопротивления революции, в том числе вооруженного, и начавшимся белым террором. Одним из первых декретов советской власти было постановление «Об отмене смертной казни». Член ЦК меньшевистской партии Д. Далин, уже находясь в эмиграции, подтверждал: «И отнюдь не сразу они (т.е. большевики ) вступили на путь террора. Странно вспоминать, что первые 5-6 месяцев Советской власти продолжала выходить оппозиционная печать, не только социалистическая, но и откровенно буржуазная. Первый случай смертной казни имел место только в мае 1918 г. На собраниях выступали все, кто хотел, почти не рискуя попасть в ЧК. «Советский строй» существовал, но без террора». По поводу последовавшего затем усиления репрессивных мер со стороны советской власти он задавался вопросом: «Почему это произошло?» И отвечал: «Гражданская война дала действительно толчок развитию террора. Нашей политикой мы содействовали усилению террора и увеличению кровопролития».[3, cite_note-7] Факты подтверждают это. К первым мятежникам, поднявшим оружие на советскую власть, большевики отнеслись предельно гуманно. Так, генерала Краснова после разгрома организованного им военного мятежа даже не посадили в тюрьму. С него взяли слово, что он впредь не будет бороться против советской власти и отпустили. Впоследствии Краснов свое генеральское слово не сдержал, стал одним из организаторов гражданской войны, а во время второй мировой войны активно сотрудничал с гитлеровцами, помогая им в борьбе против СССР. Случай с Красновым не был исключением. Участников юнкерского мятежа и других противников революции, взявших в руки оружие, как правило, освобождали «под честное слово». Московских юнкеров,  виновных в расстреле солдат, даже не подвергли аресту и в соответствии с соглашением отпустили  по месту жительства.  В ноябре 1917 г. был раскрыт заговор, возглавляемый известным монархистом,  черносотенцем В.М.Пуришкевичем. В послании, направленном из Петрограда к генералу Каледину, тот же Пуришкевич и гвардейский штаб-ротмистр барон де Боде описывали обстановку в столице после революции: «...ни на одного солдата здесь рассчитывать нельзя... Казаки же в значительной степени распропагандированы...властвует... чернь, с которой теперь нужно будет расправиться расстрелами и виселицей. Мы ждем вас сюда, генерал, и к моменту вашего подхода выступим со всеми наличными силами...». Характер “выступления” он определил так: «Надо начать со Смольного института и потом пройти по всем казармам и заводам, расстреливая солдат и рабочих массами».[  3, cite_note-7,   с.34] Но даже при подобных уликах Пуришкевич был приговорен лишь к «принудительным общественным работам  при тюрьме сроком на четыре месяца условно» и затем выпущен на свободу. [ 9, c.67-68] При создании чрезвычайной комиссии при Совете Народных комиссаров не  предусматривалось  применения в отношении врагов советской власти крайних репрессивных мер – тюремного заключения и смертной казни. В постановлении СНК мерами борьбы назывались: конфискация имущества, выдворение, лишение продовольственных карточек, опубликование списков врагов народа. [9,   c.56] Красный террор и жестокие репрессивные меры начались примерно с лета 1918 г., после развертывания гражданской войны и интервенции, а также убийств Урицкого и Володарского и покушения на Ленина. В декрете СНК о красном терроре от 5 сентября 1918 г. говорилось: «…при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; … для усиления деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; … необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; … подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; … необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры». [ 1, http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_353.htm]

Во-вторых, сведение всей деятельности ВЧК и возглавлявшего ее Дзержинского к политическим репрессиям и террору – однобокая и предвзятая позиция. Еще февральская революция сломала старую государственную машину, а вместе с ней и органы защиты правопорядка. Резко возросла преступность. Как вспоминал заместитель председателя ВЧК Я. Петерс, «…бандитизм развивался с ужасающей быстротой и принимал слишком угрожающие размеры». И первый случай применения смертной казни  имел место в отношении уголовников - самозваного князя Эболи   и его сообщница Бритт. Эболи  под видом сотрудника  ВЧК, приходил в богатые дома, проводил «обыски», отбирал ценности, золото, бриллианты, драгоценные вещи и валюту. При обыске его квартиры были обнаружены награбленные драгоценности, золото, уникальные произведения искусства, похищенные из Зимнего дворца.   Параллельно действовали анархисты, которые тоже  грабили квартиры, магазины, банки. Банды завладели 26 особняками, спрятав в них большое количество оружия - от винтовок, пулеметов до орудий. 12 апреля 1918 г. чекисты провели операцию по разоружению  «черной гвардии». Таким образом борьба с преступностью и восстановление порядка с самого начала стало одной из задач ВЧК. Профессор А.М. Плеханов отмечает: «Чекисты приобрели значительный опыт в борьбе с коррумпированными элементами, организованной преступностью в экономике, с незаконными вооруженными формированиями. Советские органы безопасности, начав с небольшого аппарата в декабре 1917 г., после образования СССР в 1922 г. стали спецслужбой, объединенной в масштабе всей страны, органом борьбы с зарубежными разведками и эмигрантскими антисоветскими центрами, контрреволюцией и оппозицией политике правящей коммунистической партии и в некоторых отношениях было приравнено к военному ведомству. В их состав вошли крупные формирования внутренних и пограничных войск. Ведомство безопасности защищало государство, успешно противостояло реальным противникам: шпионам, диверсантам, террористам, контрабандистам, бандитам и пр. На него возлагался широкий круг задач по укреплению суверенитета и территориальной целостности государства».[ 14 ] Таким образом, мы видим, что из ВЧК сформировались органы госбезопасности, спецслужбы, без которых не существует и не может существовать ни одно государство.

И, наконец, третий аспект в изучении Дзержинского на посту председателя ВЧК  - оценка его личной роли в суровых событиях того трагического времени. Его биограф И. Ратьковский отмечает, что сам Дзержинский не был активным сторонником наиболее жестких и радикальных мер. Он считает, Дзержинский не был причастен к расстрелу царской семьи, к известным крымским расстрелам 1920 года, а после них провел  чистку крымских ЧК. [ 11 ]  Дзержинский трижды ставил вопрос об отмене смертной казни органами ВЧК. И 17 января 1920 года ВЦИК утвердил Закон «Об отмене высшей меры наказания (расстрела)». «Разгром контрреволюции вовне и внутри, - говорилось в Законе, - уничтожение крупнейших тайных организаций контрреволюционеров и бандитов и достигнутое этим укрепление Советской власти дают ...возможность...отказаться от применения высшей меры наказания, т.е. расстрелов, по отношению к врагам Советской власти...».[ 1, http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_512.htm]   Вплоть до начала советско-польской войны в конце апреля этот запрет будет  действовать. Безусловно, суровое время диктовало жесткие действия. Ф. Дзержинский сам вел следствие, выносил приговоры и подписывал списки приговоренных к высшей мере. Так, в период красного террора в сентябре 1918 г. он лично  рассмотрел дела в отношении 105 человек. По его решениям были расстреляны 17 человек, освобожден — 41, остальные либо приговорены к различным видам наказания, либо их дела направлены на доследование. [  8, с.80] Но при этом Председатель ВЧК был нетерпим к преступлениям по должности, категорически запрещал пытки и насилие по отношению к заключенным. Пытался бороться с эксцессами на местах. В приказе Ф.Э. Дзержинского от 23 июня 1919 года подчеркивалось: «...ВЧК считает нужным указать, что суровое наказание ждет всех тех, кто вздумает злоупотреблять предоставленными ЧК правами. За применение...декрета к каким-либо лицам в корыстных целях виновные будут расстреливаться».[15] Сохранилась инструкция по проведению обысков и арестов, написанная Дзержинским, где он подчеркивал необходимость тактичного и гуманного отношения к арестованным.  «...Пусть все те, которым поручено произвести обыск, лишить человека свободы и держать его в тюрьме, относятся бережно к людям, арестуемым и обыскиваемым, пусть будут с ними гораздо вежливее, чем даже с близким человеком, помня, что лишенный свободы не может защищаться и что он в нашей власти. Каждый должен помнить, что он представитель Советской власти рабочих и крестьян и что всякий его окрик, грубость, нескромность, невежливость — пятно, которое ложится на эту власть... 1. Оружие вынимается только в случае, если угрожает опасность. 2. Обращение с арестованными и семьями их должно быть самое вежливое, никакие нравоучения и окрики недопустимы. 3. Ответственность за обыск и поведение падает на всех из наряда. 4. Угрозы револьвером и вообще каким бы то ни было оружием недопустимы. Виновные в нарушении данной инструкции подвергаются аресту до трех месяцев, удалению из Комиссии и высылке из Москвы».[ 8, с.56 ] В то же время С. Кредов приводит факты длительной борьбы между ВЧК и Революционным Трибуналом. Изначально, в 1917 году комиссия создавалась как оперативнорозыскной орган, обязанный виновных передавать в ревтрибуналы. М.И. Лацис вспоминал о первых шагах комиссии: «ВЧК не берет на себя судебных функций и действует через революционный трибунал. На вечернем заседании коллегии ВЧК от 20 декабря Дзержинский протоколирует: «Комиссия ведет только предварительное расследование». Жизнь, однако, уже на первых шагах комиссии диктует другое, она требует предоставления ВЧК более широких прав в борьбе с контрреволюцией».[ 13 ] В условиях гражданской войны после постановления «Социалистическое отечество в опасности!» введен расстрел на месте для германских шпионов, неприятельских агентов, спекулянтов, громил, хулиганов, контрреволюционных агитаторов, а также членов буржуазного класса, отказывающихся рыть окопы. И тогда ВЧК получила право внесудебных расправ. Против резко возросших прав комиссии резко возражал руководитель Революционного трибунала Крыленко, но Дзержинский отстаивал право ВЧК на внесудебные приговоры. По выше приведенным фактам видно, что эти приговоры  не обязательно были репрессивными, но сам принцип демонстрирует определенный правовой нигилизм первого чекиста, хотя лично он зачастую стремился разбираться по справедливости. Основы старого права, по мнению С. Кредова, он считал устаревшими, а волокиту судебных разбирательств, дававшую явному врагу возможность уйти от ответственности,  не терпел, подбирая ей уничижительные названия, вроде «либеральной жвачки буржуазного лицемерия». [ 8, с.131 ] Однако при всех названных негативных моментах Ф.Э. Дзержинский остается создателем отечественных спецслужб, заложившим основы «спецслужбы, одной из самых мощных в уходящем столетии». «Надо все-таки различать, как писал Кант, право, существовавшее до войны, во время нее и после наступления мира. Право не может быть абстрактным и оторванным от исторических условий, как и люди, вынужденные действовать в конкретных исторических условиях, - характеризовал наследие Дзержинского генерал-лейтенант, экс-руководитель  общественных связей и управления программ содействия ФСБ Александр Зданович. - Конечно, от ряда принципов, на которых строилась ВЧК в период Дзержинского, мы отказываемся (принцип партийности руководства, "ЧК - "вооруженный отряд партии"; принцип примата революционной целесообразности). Однако некоторые остаются ("опора на массы", на общественность, принцип интернационализма). Поэтому мы, в силу специфики Службы, не можем бездумно менять портреты в своих кабинетах». [ 7 ]

Созидательная роль Дзержинского и молодой спецслужбы ярко проявилась не только в делах по борьбе с преступностью и госбезопасности, но и в борьбе с детской беспризорностью.  Привлечь к борьбе с беспризорностью ВЧК было инициативой самого Феликса Эдмундовича.   По воспоминаниям наркома Просвещения А.В. Луначарского Дзержинский предложил:  «Я хочу бросить некоторую часть моих личных сил, а главное, сил ВЧК на борьбу с детской беспризорностью. … это же ужасное бедствие! Ведь когда смотришь на детей, то не можешь не думать – все для них! Плоды революции – не нам, а им! А между тем сколько их искалечено борьбой и нуждой. Тут надо прямо-таки броситься на помощь, как если бы мы видели утопающих детей. Одному Наркомпросу справиться не под силу. Нужна широкая помощь всей советской общественности. Нужно создать при ВЦИК, конечно при ближайшем участии Наркомпроса, широкую комиссию, куда бы вошли все ведомства и все организации, могущие быть полезными в этом деле. …я хотел бы стать сам во главе этой комиссии; я хочу реально включить в работу аппарат ВЧК.   Я думаю, что наш аппарат – один из наиболее четко работающих. Его разветвления есть повсюду. С ним считаются. Его побаиваются. Мы все больше переходим к мирному строительству, я и думаю: отчего не использовать наш боевой аппарат для борьбы с такой бедой, как беспризорность». [ 13 ] 27 января 1921 года при ВЦИКе учреждается Комиссия по улучшению жизни детей. Дзержинского назначают ее председателем. Согласно Декрету ВЦИКА от 10 февраля 1921 г. на Комиссию по улучшению жизни детей возлагались следующие задачи: «а) помощь в отношении продовольствия, жилищ, топлива и т.д. учреждениям, которым вверяется забота о детях, и в первую очередь оказание помощи учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья беспризорных детей; б) наблюдение за выполнением постановлений центральных и местных органов, изданных в ограждение детей и в целях обеспечения их всем необходимым, а также законодательная инициатива по этим вопросам; в) издание на основе действующих законов и постановлений центральной власти и в пределах прав Комиссии распоряжений, касающихся охраны жизни и здоровья детей».[1,  http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_848.htm/]  Для выполнения этих задач губернским ЧК  было поручено информировать местные органы власти о состоянии детских учреждений и ситуации с беспризорностью,  а также контролировать выполнение декретов о питании и снабжении детей, содействовать властям в подыскании зданий для таких учреждений, проведении ремонта, снабжении топливом. Транспортным ЧК — взять под защиту беспризорников на вокзалах и в поездах. На должности председателя комиссии Дзержинский организовал систему детских учреждений — приёмников-распределителей (временного пребывания), детских домов, «коммун» и детских «городков». В этих учреждениях тысячи обездоленных детей получали медицинское обслуживание, образование, питание, и самое главное, возможность дальнейшей самореализации. Одна из них – знаменитая коммуна имени Дзержинского, которой руководитель выдающийся советский педагог А.И. Макаренко.

Организаторские способности Дзержинского еще больше проявились на хозяйственных должностях, которые он занимал, одновременно оставаясь руководителем спецслужб. 14 апреля 1921 г. Президиум ВЦИК по предложению Ленина назначил Ф.Э. Дзержинского народным комиссаром путей сообщения с оставлением на посту руководителем ВЧК. Ситуация на транспорте в этот период была просто катастрофической. Вот как описывает ее Г. Кржижановский:  «Огромный транспортный механизм скрежетал во всех скрепах и грозил окончательным распадом. Достаточно было беглого проезда по любой дороге, чтобы видеть агонию транспорта. Развороченные мосты на деревянных срубах под железными фермами, явные перекосы полотна, выправленные линии рельсов, убийственные стоянки – кладбища разбитых вагонов и паровозов, грязные развалины станций, движение поездов по вдохновению, а не по расписанию, наглые хищения грузов, угрожающий рост крушений, «энергетика» на сырых дровах с самопомощью пассажиров, катастрофическое падение производительности труда, двойные, тройные комплекты бездействующего персонала, совершенная неувязка по линии промышленности и финансов…» Он же подчеркивал огромную ответственность, которая ложилась на нового наркома: «Даже самый опытный инженер-транспортник, будь он матерым железнодорожным волком, дрогнул бы и смутился, если бы ему сказали, что отныне он ответствен за судьбы этого транспорта… А ведь для Феликса Эдмундовича было ясно, что дело не просто в транспорте: здесь, на этих рельсах, решались судьбы Республики Советов, за бытие которой сложили свои честные головы тысячи и тысячи передовых борцов…» [13] В 1921 г. отстоявшая свой выбор и независимость советская республика находилась в очень тяжелом положении.  Засуха, поражавшая два года подряд 34 губернии, вызвала не только голод в Поволжье, но отразилась и на других губерниях европейской России. 2 января 1922 года Президиум ВЦИК постановляет командировать народного комиссара путей сообщения, председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского в качестве особо уполномоченного ВЦИК для принятия чрезвычайных мер по продвижению продовольственных грузов из Сибири. На сибирской миссии Дзержинского хотелось бы остановиться подробнее как в силу ее значения,(это одна  из первых крупных хозяйственных операций Дзержинского в роли наркомпути) так и в связи близости для нас, сибиряков.

В Новониколаевске 21 января с участием Дзержинского состоялось расширенное заседание Сибирского революционного комитета. В своем выступлении на этом совещании Дзержинский отметил, что «за первую половину января на погрузку дано 106 вагонов, т.е. на 50% меньше программы». За десять дней пребывания в регионе он определил  и обозначил основные проблемы, препятствующие решению продовольственного вопроса:

1.                     недостаток паровозных бригад в том числе, «большой процент невыходов на работу за недостатком обмундирования»;

2.                     «катастрофическое» положение рабочих, так как вопросы снабжения и тарифы не упорядочены, сложность самой тарифной системы;

3.                     запутанные взаимоотношения между политическими, профессиональными и административными организациями;

4.                     простой вагонов под разгрузкой и нагрузкой;

5.                     большое количество вагонов занято под беженцев и переселенцев;

6.                     отсутствие деньзнаков»         

  [Ед. хр. 780. Л. 75-76. ]

Уже простое перечисление показывает, что положение было тяжелейшим, и то, насколько сложные задачи пришлось решать уполномоченному. Документы свидетельствуют, что Дзержинский  принимает энергичные меры для решения поставленной задачи,  «чтобы не отступить, чтобы устоять и не обмануть ожиданий Республики», дать «сибирский хлеб и семена для весеннего сева». По его предложению   Сиббюро ЦК РКП(б) и Сибревком создают чрезвычайную комиссию по организации вывоза хлеба и другого продовольствия, так называемую «сибпятерку» во главе с полномочным представителем ВЧК по Сибири И. П. Павлуновским.  Также «было принято постановление о введении на железной дороге военного положения». [Ед.хр. 780. Л. 102 об.]

    Необходимость вовремя доставить груз семян и опасность, что с наступлением оттепели «сотни тысяч пудов мяса, подлежащего перевозке из Сибири в замороженном виде» «могут подвергнуться порче» приводят к изданию приказа  №17 Уполномоченного ВЦИК, где требовалось «всем Губисполкомов в порядке боевого задания   принять меры к самой активной помощи транспорту и продорганам». Ф. Дзержинский как уполномоченный ВЦИК и Сибревком временно прекратили все грузовые непродовольственные перевозки на выход в России, приказывали до минимума сократить внутрикраевые перевозки Сибири и Восточной Киргизии.  Невыполнение этого приказа, а также срыв норм суточной погрузки семян (не менее 50 вагонов в сутки) и другого продовольствия (всего 236 вагонов в сутки) грозили нарушителям преданием суду Ревтрибунала. Жесткие чрезвычайные меры сочетались с социальными мероприятиями. Срочно решаются вопросы с оплатой труда железнодорожников. На железных дорогах Сибири был произведен расчет с рабочими, которые до этого момента не получали заработную плату в течение трех месяцев. Был введен новый тариф – чтобы зарплата рабочих соответствовала фактической производительности труда, внедрена система премий для паровозных машинистов за экономию угля и безаварийную работу при высоких показателях вождения поездов, за ускоренный ремонт вагонов. При нехватке денежных знаков  было принято решение «использовать 12 000 пудов хлеба для оплаты работ по подвозке и погрузке» хлеба и семян. [Ед.хр.847, Л.47-48] К началу марта задание по отгрузке продовольствия было выполнено. Как отметил сам Ф.Э. Дзержинский, «экспедицией была проделана большая работа по урегулировании больных вопросов», и «все семенные и мясные погрузки транспорт выполнил на 100% и в заданный срок». [ 5, c. 318-319]

 Глеб Кржижановский так оценил роль Дзержинского: «Надо было с бешеной энергией сбить маршруты из всего действующего состава железных дорог, поставить во главе их отважного человека и бросить в ледяные поля Сибири, маршалом всего этого «хлебного корпуса», решавшим его судьбы, был назначен Феликс Эдмундович. И с горстью отважных он реализовал это чудо – сибирский хлеб, спас нас от трагической развязки…»[13] Но и на самого Дзержинского сибирская миссия оказала значительное влияние как в деле овладения знаниями по транспорту, так и в плане формулировки выводов и предложений по вопросам управления экономикой и реорганизации аппарата. Еще во время поездки под влиянием сибирских впечатлений Дзержинский формулирует ряд идей по экономической политике и управленческим вопросам. В середине декабря был «утвержден декрет о применении хозяйственных начал на транспорте», который был введен в действие с 1 февраля 1922 г. 20 февраля Дзержинский поделился своими выводами с женой: «…сибирский опыт показал мне основные недостатки в нашей системе управления – их необходимо устранить. Я пришел к неопровержимому выводу, что главная работа не в Москве, а на местах, что 2/3 ответственных товарищей и спецов из всех партийных (включая и ЦК), советских и профсоюзных учреждений необходимо перебросить из Москвы на места. И не надо бояться, что центральные учреждения развалятся. Необходимо все силы бросить на фабрики, заводы и в деревню, чтобы действительно поднять производительность труда, а не работу перьев и канцелярий. Иначе не вылезем. Самые лучшие замыслы и указания из Москвы даже не доходят сюда и повисают в воздухе».[ 17] Из приведенных высказываний видим, что работа в Сибири оказала серьезное влияние на формирование Ф.Э. Дзержинского как  государственного деятеля, хозяйственного управленца. В дальнейшем особенно на посту председателя ВСНХ он продолжил эту линию, активно включился в борьбу против бюрократического «паралича жизни», отстаивал принципы хозрасчета в управлении экономикой. В сибирской поездке Дзержинский укрепился доверием к «буржуазным специалистам», которых он привлек для восстановления транспорта, и в последующей работе стал активно опираться на них. «Даже «специалисты» и те, насколько могут, напрягают силы. Мы сжились друг с другом… Я вижу, как здесь без комиссаров и специалисты становятся иными», - отмечал Дзержинский и сделал заключение, что  «институт комиссаров у нас в НКПС уже изжил себя, и надо будет ликвидировать его поскорее». [ 5, c.319]

Уже в Москве по возвращению из сибирской экспедиции Феликс Дзержинский подытожил основные выводы из опыта работы в Сибири.

1.                     Необходимость децентрализации управления транспорта и предоставления основных прав местам;

2.                     установление более тесной связи транспорта с местными органами;

3.                     создание внутри транспорта органов, которые бы ведали хозяйственно-коммерческой стороной дела;

4.                     урегулирование вопроса снабжения рабочих.[ 5, c.319]

В то же время Дзержинский резко возразил тем, кто в условиях начинавшегося НЭПа предлагал сдать железные дороги в эксплуатацию иностранному капиталу. Феликс Эдмундович решительно заявил, что железнодорожные концессии «совершенно не вытекают из объективного положения транспорта и не в коем случае допущены быть не могут. Транспорт…останется всецело в руках пролетарского государства». Опираясь на выводы Дзержинского, газета «Правда» писала, что «сибирский опыт дает твердую уверенность в том, что свое хозяйство Советская республика сумеет наладить самостоятельно и что никаких «варягов» для этой цели призывать не придется…»[5, c.319].  Можно констатировать, что Дзержинский в этой сложной работе показал себя незаурядным руководителем, говоря современным языком, прекрасным антикризисным менеджером. Свой опыт и выводы Дзержинский успешно применил в дальнейшей работе по восстановлению и развитию транспорта. И здесь, как и во главе ВЧК, он развернул активную борьбу со злоупотреблениями, хищениями и коррупцией. В своем обращении к железнодорожникам он   писал: «Вечное позорище царской России - система откупа, лихоимства и взяточничества свила себе прочное гнездо в наиболее чувствительной области нашего хозяйственного организма - в железнодорожном хозяйстве. Взятка на железных дорогах стала явлением столь "нормальным", что у многих товарищей железнодорожников притупилась чувствительность. На железных дорогах все возможно купить и продать за определенную мзду, которая умелыми подлыми руками развратителя пропорционально распределяется между стрелочником и высшими рангами". [5, с. 233] Задумываясь над причинами проблемы, нарком не только действовал административными методами, используя карательный аппарат ГПУ, но и хозяйственно-экономическими - повышением зарплаты транспортных рабочих, снижением транспортных тарифов, сокращением издержек. Всего через два года удалось резко увеличить объем перевозок, вчетверо повысить зарплату транспортных рабочих, снизить транспортные тарифы и добиться рентабельности железных дорог. Хищения и взяточничество на транспорте пошли на убыль. [ 10 ]

Все эти качества управленца Ф. Дзержинский проявил в дальнейшем на более крупном посту – председателя ВСНХ, когда он по сути руководил всей советской промышленностью. На этот пост он вступил в период НЭПа, введение которого поддерживал, и старался работать в условиях регулируемого рынка, пытался увязать взаимодействие плана и рынка. Как и в случае с железнодорожным транспортом Дзержинский был сторонником того, чтобы вся национализированная промышленность, «особенно основная: топливная, металлургическая и вся тяжелая, а также транспорт»  должна неуклонно переводиться на хозрасчет. «Считал основным фактором развития промышленности «ориентацию на широкий крестьянский рынок», подчёркивал, что «нельзя индустриализироваться, если говорить со страхом о благосостоянии деревни», выступал за развитие мелкой частной торговли, за то, чтобы поставить частного торговца «в здоровые условия», защитив его от местных администраторов. Стремился снизить себестоимость продукции и цены на изделия промышленности путём опережающего роста производительности труда по отношению к заработной плате. Поддерживал специалистов ВСНХ — «бывших» как «замечательных работников». [16,https://military.wikireading.ru/50623 ]  Именно Дзержинский стоял у истоков советской индустриализации, в том числе, металлургического комплекса страны. Лозунг превращения нашей страны из ввозящей машины в производящую сформулировал именно председатель ВСНХ Дзержинский: «Вести экономическое строительство нужно под таким углом зрения, чтобы СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратить в страну, производящую машины и оборудование… широко внедрить в производство достижения научно-технического прогресса. Если эта работа не будет вестись, нам угрожает закрытие наших заводов и рабство заграничному капиталу. Если мы теперь деревянная, лапотная Россия, то мы должны стать металлической Россией». Центральный вопрос, который сильно волновал Дзержинского в период руководства экономикой страны, выглядит для нашего времени чрезвычайно актуальным. Это проблема «аппаратов»,  бюрократический «паралич жизни». «Неудержимое раздутие штатов, возникновение все новых и новых аппаратов, чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества — этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения...» - писал Дзержинский руководителю Рабоче-крестьянской инспекции В. Куйбышеву  в 1923 г.[6] О «неслыханный бюрократизме» говорил Феликс Дзержинский и в своей последней речи на  пленуме ЦК и ЦКК 26 июля 1926 г. Как известно после этого выступления ему стало плохо, и он скончался от сердечного приступа.

Феликс Эдмундович Дзержинский прошел сложный путь от революционера до крупнейшего государственного деятеля, успешного управленца, начиная с работы в ВЧК до руководства всей экономикой страны. Факты убеждают, что односторонним и неверным является сведение всей деятельности этого незаурядного человека к карательной и репрессивной практике, которая  также была продиктована сложнейшими историческими условиями. С  первых шагов на государственном поприще - создания отечественных спецслужб практически с нуля - созидательное начало превалировало в его работе. Проблемы, которые ставил и решал Дзержинский, - борьба с преступностью, коррупцией, бюрократизмом, должностными злоупотреблениями, в наше время чрезвычайно актуальны. При этом и многие личные качества Ф.Э. Дзержинского – принципиальность, бескорыстие, работоспособность, умение учиться и слушать специалистов также могли бы стать примером для политиков и государственных деятелей современности.  

 

Библиографический список

1.     Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических республик // URL [Электронный ресурс].       http://www.libussr.ru/index.htm

2.     Владимир Дзержинский: железного Феликса нужно вернуть на Лубянку //  URL [Электронный ресурс].    http://tass.ru/opinions/interviews/4550142

3.     Голуб П.А. Большая ложь о красном и белом терроре в эпоху Великого Октября и гражданской войны // URL [Электронный ресурс].    http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/Голуб_Павел_Акимович/Большая_ложь_о_красном_и_белом_терроре_в_эпоху_Великого_Октября_и_гражданской_войны

4.     Государственный архив Новосибирской области ( ГАНО). Ф. Р-1. оп.1.

5.     Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения в двух томах. М., 1967. Т.1.

6.     Добрюха Н.А. Отчаяние Дзержинского // URL: [Электронный ресурс].     https://iz.ru/news/328565

7.     Зданович А.А. Спецслужбы и общество. Диалог необходим // URL: [Электронный ресурс].     Федеральная служба безопасности Российской Федерации. http://www.fsb.ru/fsb/smi/interview/single.htm%21id%3D10342790%40fsbSmi....

8.     Кредов С.А. Дзержинский. – М.: Молодая гвардия. 2013.

9.     Кутузов В.А. Чекисты Петрограда на страже революции / Кутузов В.А., Лепетюхин В.Ф., Седов В.Ф., Степанов О.Н. – Ленииздат, 1987.

10.  Лацис О.Р. На стержне революционного созидания // URL: [Электронный ресурс].     http://www.fsb.ru/fsb/history/author/single.htm%21id%3D10318066%40fsbPublication.html

11.  Новый взгляд на «Железного Феликса» //  URL: [Электронный ресурс].     http://konkretno.ru/versi  a/blok1-versia/102616-novyj-vzglyad-na-zheleznogo-feliksa.html

12.  Опрос: 45% россиян хотят вернуть памятник Дзержинскому: 5 декабря 2013 [Электронный ресурс].       URL: http://www.bbc.com/russian/russia/2013/12/131205_dzerzhinsky_monument_return_opinion

13.  О Феликсе Дзержинском. Воспоминания, очерки, статьи современников [Электронный ресурс].       URL: http://www.e-eading.club/bookreader.php/78824/O_Felikse_Dzerzhinskom.html

14.  Плеханов   А.М. Ф.Э. Дзержинский ( к 130-летию со дня рождения) // [Электронный ресурс].       URL:  http://www.fsb.ru/fsb/history/leaders/felixanalise.htm

15.  Приказ ВЧК № 174 губернским чрезвычайным комиссиям с разъяснением постановления ВЦИК 23.06.1919 // [Электронный ресурс].       URL: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1018492

16.   Север А. 10 мифов о КГБ.- М.: Яуза, Эксмо,2009.

17.  Феликс Дзержинский. Дневник заключенного. Письма  [Электронный ресурс].URL:https://www.e-eading.club/chapter.php/101815/3/Dzerzhinskiii_-_Dnevnik_zaklyuchennogo._Pis%27ma.html#n_34

Ответить

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a> <b> <br> <code> <dd> <del> <div> <dl> <dt> <em> <i> <img> <h2> <h3> <h4> <h5> <li> <ol> <p> <u> <ul> <small> <span> <strike> <strong> <table> <td> <tr> <th> <blockquote> <quote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Проверка против спам ботов.
 __   __  _       _  _     _____   ____    ____  
\ \ / / | |__ | || | | ____| | __ ) | _ \
\ V / | '_ \ | || |_ | _| | _ \ | | | |
| | | |_) | |__ _| | |___ | |_) | | |_| |
|_| |_.__/ |_| |_____| |____/ |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.