ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
И
РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

 

ПИСЬМО А. ОЛАРА

Профессора ucmopиu Французской Революции Парижского Университета

к гражданам свободной России

 

 

КНИГОПЕЧАТНЯ И СЛОВОЛИТНЯ ЛЕВЭ
ПАРИЖ, УЛ. РЕНН, 71.
1917



 

Граждане свободной России!

Французские республиканцы шлют вам братский привет.

Наш народ любит и чтит ваш народ, совершивший одну из самых прекрасных и самых великих революций, какие только пережил мир, революцию, которая, по своей красоте и величию, не уступит американской и Французской Революциям конца XVIII столетия.

Франция Декларации Прав человека гордится тем, что русский народ последовал примеру, который она явила миру, когда низвергла y себя в 1790 и 1792 годах деспотизм, низложила деспота, уничтожила все следы рабства и основала демократию, заменив отживший, ненавистный строй новым режимом, режимом братства, равенства и справедливости, не только для своего личного счастья, но и для счастья всего человечества.

Взять вашу Бастилию было так же трудно, как и нашу, может быть даже труднее: вы овладели ею ценою вашей крови, с неотразимым героизмом.

Воспользовавшись нашим опытом, вы не шли, подобно нам, ощупью, y вас не было наших колебаний, ни наших противоречий, ни наших промедлений. Что мы совершили в три года, вы совершили в три дня. Великий русский народ, эта жертва векового рабства, освободил себя одним ударом, одним движением, одним порывом своего гения, торжествующей силой своей воли и своего идеала.

Имя России, которое было в мире символом деспотизма и рабства, стало теперь для всего человечества символом свободы, символом справедливости.

Еще вчера царская Россия для всего цивилизованного мира составляла самую крупную реакционную силу, задерживавшую всякое движение вперед. Ныне же Россия, Россия Революции, стала, напротив, силой движения и прогресса. Сразу, благодаря именно вам, судьба человечества переменилась, и мировая демократия восторжествовала.

Вот почему весь мир, за исключением горсти тиранов, приветствует вашу отважную и благотворную революцию.

Вы все, храбрые сыны России, вы, крестьяне, рабочие, солдаты, люди действия, люди мысли, и вы, несравненные русские женщины, спасибо вам, поздравляем вас: благодаря вам, благодаря вашему победоносному героизму, не только y народов России, но и y всех народов мира будет больше свободы, больше равенства, больше братства; благодаря вам, меньше будет страданий, меньше будет несправедливости среди людей.

В этом всеобщем хоре благодарственных приветствий, внемлите голосу, особо дружескому, Французской Республики, которая заранее приветствует русскую Республику. И нет страны где бы русский гений, столь своеобразный, столь могучий, был бы лучше оценен и вызывал бы больше восхищения, чем во Франции. И умершие и живущие, ваши великие Гоголи и Толстые, ваши Горькие, так же популярны среди нас, как и наши собственные великие люди. Пламя любви, что из вашего сердца перешло в их творения, это пламя вдохновило вашу революцию, сообщило ей неотразимую силу и сделает её плодотворной. Наша революция была также революцией любви, a не революцией ненависти: ибо одна только любовь созидает, ненависть же бесплодна.

Французская Революция, послужившая примером для вашей, Французская Революция, историю которой так прекрасно знают избранные вами вожди, призывает вас не к малодушной, бесплодной умеренности, a к мощному, плодотворному действию. И только при напряжении всей вашей энергии, напряжении возрастающем с каждым днем, вы добьетесь осуществления вашей прекрасной мечты о любви, мире и справедливости.

Во Франции, для того, чтобы обеспечить торжество нашей революции, мы должны были силою сломить всех ее врагов, как внутренних, так и внешних.

В начале мы успокоились на первых успехах. Мы считали, что контрреволюционеры побеждены, когда они молчали или приставали к рядам победителей. Наше наивное доверие поощряло интриги приверженцев старого режима, и, чтобы парализовать их интриги, нам пришлось потом прибегнуть к насильственным мерам, которых мы бы могли избегнуть при большей проницательности.

Следите же за вашими контрреволюционерами, разоблачайте их, как бы ни были прекрасны их маски; знайте, что никогда контрреволюция не слагает оружия, в России, не менее чем в других странах, где господствовал деспотизм. Контрреволюция, это эгоизм, это трусость, это отсутствие любви к народу, это лень, это несправедливость. Вот пороки, которые русская Революция должна беспрестанно изобличать и преследовать, как их изобличала и преследовала Французская Революция, которая не достигнула, увы, полной над ними победы. Будьте вы, русские друзья, еще более бдительными, еще более проницательными, еще более энергичными в разоблачении и уничтожении ваших внутренних врагов.

Конечно, вы не нуждаетесь в советах, и мы не позволили бы себе вам их давать, хотя мы и старше вас на поприще революции. Впрочем, вы одинаково использовали наши ошибки, как и наши успехи. Так, чтобы лишить вашу немецкую царицу возможности вредить, вы не так долго ждали, как это имели наивность сделать французские революционеры со своей королевой, хотя она была самым страшным их врагом.

Однако, позвольте напомнить вам, при каких условиях Французской Революции, сражавшейся, как и ваша, со всеми силами прошлого, удалось восторжествовать над сонмищем этих сил.

Главным условием этого торжества была организация правительства сильного, страшно сильного своим единством, сильного своей волей, сильного сочувствием народа, сильного беззаветным и безусловным повиновением всех своих исполнителей, сильного временной централизацией, которая необходима именно в целях установления децентрализованного или федерального устройства в момент перехода от периода разрушения к периоду созидания.

Правительство революции должно быть более сильно и более едино, чем правительство мирного времени, действующее в нормальных условиях.

В критическую эпоху Французской Революции, когда ей, как теперь вашей Революции, отовсюду угрожали враги внешние и враги внутренние, сам опыт привел нас, после долгих поисков и ошибок, которых вы сумеете избегнуть, к этому грозному, диктаторскому правительству, выросшему из сплочения всех революционных сил. Речь идет о Комитете Общественного Спасения, который объединил в себе и применил к делу все живые силы революционного французского народа, силы в начале разрозненные распрей, a потом самодейственно сплоченные в единую народную волю. После периода замешательства, который злонамеренные иностранцы приняли за агонию Франции, Национальный Конвент, Парижская Коммуна, клубы якобинцев, секции, граждане-солдаты, решили с общего согласия вручить правительственную власть Комитету Общественного Спасения. Это единство разгромило контрреволюционеров внутри, как и извне, и Революции удалось подавить роялистское восстание в Вандее, одержать над внешним врагом решительную победу при Флерюсе и подписать с Пруссией мир согласно с новым правом.

Без этого единства революционного правительства Французская Революция была бы побеждена. Это то единство вашего правительства, его сила, опирающаяся на вашу волю, на ваше единодушие, и позволит вам, русские друзья, обеспечить торжество вашей революции, или вернее, обеспечить ей еще более полное торжество, организовав это правительственное единство с еще большей силой, чем это сумели сделать мы.

Русские граждане! ваша революция, как и наша, питает особое отвращение к войне. Как и для нашей, главной целью для нее является мир. Как и мы, вы считаете войну самым страшным бичом, самым ужасным позором для человечества. Как и гений нашего Вольтера, гений вашего Толстого заклеймил войну. Если вы совершили революцию, то прежде всего и главным образом для того, чтобы больше войны не было. И мы также объявили торжественно мир миру в 1790 году. И вы заговорили нашим языком того времени, заявляя, что вы отвергаете всякую мысль о завоеваниях. Браво! Вы говорите голосом вашего сердца, голосом нашего сердца. Как и мы в мае 1790 года, вы создали себе иллюзию, вы поверили в марте 1917 года, что ваша революция, одним лишь своим самоутверждением, сразу прекратит эту ужасную войну и непосредственно установит всеобщий мир. Но, как и наше, жестоко было ваше пробуждение, дорогие русские друзья. Правительства Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции, конечно, предлагают вам положить оружие, но они хотят, чтобы y вас только оружие выпало из рук, а им самим остаться вооруженными с ног до головы. Их медовые, лицемерные речи, лживые предложения, которые они вам делают, имеют одну только цель: остановить всякие военные действия с вашей стороны, обречь вас на косную неподвижность, для того, чтобы в это время они могли обратить все свои силы против Франции, Англии и Италии, чтобы разбить наголову ваших союзников, и, вернувшись потом, обрушиться на вас, русские друзья, предоставленных самим себе, и раздавить, наконец, вашу революцию.

Знайте — ибо это не только историческая правда, но и правда здравого смысла — знайте, что дело царизма и дело германского императора неразрывно связаны между собою, или, вернее, это одно общее дело, дело деспотизма, дело тиранов против народов. Свергнув царя, вы пошатнули трон кайзера, и он не успокоится до тех пор, пока не разрушит вашей революции и не восстановит царизма. Подобно этому и вы, русские революционеры, не успокоитесь, пока будет существовать немецкий милитаристский деспотизм, пока немецкий народ не проснется от своего векового рабского оцепенения, пока он не совершит своей революции и не введет в Германию свободных установлений.

Но немецкий народ, закоснелый от плохого воспитания в раболепных привычках, привитых ему Гогенцоллернами, не понимает своего долга, ни пред самим собою, ни пред человечеством; не понимает, что он должен сделаться свободным, дабы править самому своими судьбами и восстановить свое достоинство и, делом свободы и исправлением преступлений, в которые вовлек его его властелин, заслужить себе место в семье народов.

Он не поймет этого до тех пор, пока бессилие милитаризма одержать верх над Россией и ее союзниками не откроет ему глаз.

Но если вы, русские солдаты, ослабнете в вашем сопротивлении, и если вы вяло поведете войну против Германцев, исчезнет вся надежда на то, что немецкий народ вступит на путь свободы, на путь ведущий к тому миру, подлинному миру, необходимое условие которого есть свобода. Действительно, только между свободными народами возможен мир прочный и плодотворный. Борясь с пылом против армий Гогенцоллернов и их союзников, Габсбургов, Болгар и Турок, вы не только спасаете русскую свободу, но и делаете возможной свободу и для немецкого народа, упрочив свободу всего мира.

Вам часто говорят, что Французы и Англичане ведут смертельную борьбу против немецкого народа, что они хотят его раздавить и попрать на веки. Англичане громогласно опровергли эту клевету. Ну a Франция, ей что надо? Защититься. Немецкий император объявил ей войну, прибегнув ко лжи. Немецкое правительство приводит в объявлении войны, врученном им Французскому правительству 3го августа 1914 года, единственный мотив: французские аэропланы появились, в мирное время, над немецкой территорией и бросили на неё бомбы. Но это неправда, это ложь, выдуманная, чтобы обмануть немецкий народ, уверить его в том, что Франция напала, и вовлечь его таким образом в войну.

A правда в том, что Германия напала на Францию без благовидного основания и потому, что она знала, что Франция верна своим обязательствам пред Россией. A правда в том, что Германия хотела задушить Францию, застигнув её врасплох, нарушая нейтралитет бельгийской территории. Что же сделала Франция? Она оказала сопротивление этому дикому нападению, она победоносно боролась против него на Марне, на Изере, y Вердена. Чего требует Франция? Что бы была очищена ее территория, занятая врагом, чтобы была очищена Бельгия, изменнически захваченная и ограбленная им, чтобы были возмещены причиненные убытки, чтобы народ Эльзас-Лотарингии, который немецкий народ держит в рабстве вот уже сорок шесть лет, был, согласно его желанию и принципу, провозглашенному Французской Революцией, снова включен во Французскую семью, чтобы остальные угнетенные народы сделались свободными, чтобы установили гарантии того, что никогда, никогда, не будет в будущем возможно по капризу одного индивида, императора или короля, снова ввергнуть человечество в гнусные ужасы войны.

Вот чего мы желаем, вот то, чего вы желаете: война войне, сделать её невозможной навсегда.

В 1792 году, когда французские республиканцы разбили Австрийцев при Жемаппе, великий оратор Вернио предложил с трибуны Национального Конвента устроить празднества и петь гимны в честь этой победы, несмотря на то, что она была кровавой: «Воспевайте же, сказал он, воспевайте победу, которая будет победой человечества. Погибли человеческие жизни, но это для того, чтобы их больше не погибало. Клянусь именем всемирного братства, которое вы установите: каждое ваше сражение будет шагом вперед к миру, к человечности и счастью народов».

Солдаты-граждане России! Ваша победа будет также победой человечества, и, если и придется погибнуть людям, вы сможете сказать, как наш Вернио, что это для того, чтобы их больше не погибало.

Вспомните также, что если Франция и Англия были вовлечены в эту войну, то это потому, что германский император сознавал, что эти обе нации не позволят раздавить славянский народ, Сербию; это потому, что они остались верными русскому народу. Да, если наши северные губернии были заняты, разгромлены и опустошены Германцами, если французы этих губерний были обращены в рабство, если потоками лилась и льется еще французская кровь, то это только потому, что наш народ не хотел покинуть вашего народа. Вот почему мы с радостью видим, что русская Революция гордо отвергает, как бесчестие, мысль о том, чтобы покинуть своих союзников, рискнувших своей жизнью для того, чтобы охранить свободу одного из славянских народов.

Граждане русских армий! Вы сознаете, вы чувствуете, что, только установив и поддерживая самую суровую дисциплину, вы сумеете одержать победу, необходимую для спасения вашей революции.

Речь идет не о той дисциплине старого режима, при котором каста привилегированных людей вела на бой рабов для защиты интересов династии. Вы больше не сражаетесь за императора, но за самих себя, за вашу революцию, за человечество. Вы сражаетесь рядом с союзниками, народами свободными, с Французской Республикой, с Республикой Соединенных Штатов, самой демократической республикой всего мира, с Англией, исторической родиной свободы, с свободной Италией, с свободной Бельгией. У вас, солдат-граждан, может быть только дисциплина свободных людей.

И тут пример Французской Революции показывает, что добровольная, революционная дисциплина может быть страшна для врага. Солдаты, которые поклялись повиноваться своим начальникам, которым они верят, солдаты, которые согласным действием своей воли заключили договор соблюдать дисциплину и установили наказания за нарушение этой дисциплины, для врага страшнее рабов, наилучше дрессированных. В эпоху Французской Революции эта добровольная и революционная дисциплина, упразднившая мелочную, ребяческую и тираническую дисциплину старого режима, служила сначала посмешищем для всей монархической Европы. A между тем эти-то войска свободных людей победили старые прусские и австрийские полчища, потому что эти свободные люди отказались временно от своей свободы, подчинившись своим вождям во имя победы своих идей и своего отечества. Как и вы, они понимали, что армия без дисциплины, даже если она состоит из героев, стадо, которое рабы деспотов рассеют без труда. Наши победоносные генералы, наши Гоши, наши Клеберы, наши Журданы, наши Марсо были обязаны своей победой этой-то революционной дисциплине, которая мало-помалу, и после неизбежных колебаний, стала железной дисциплиной. Республиканские солдаты Франции подчинились военному уложению о наказаниях, которое Конвент декретировал в мае 1793 года и которое заключает, между прочим, следующие статьи: «Каждый воин, который во время войны не отправится на свой пост, приговаривается к кандалам на 5 лет; кто в заботе о своей собственной безопасности оставит свой пост, приговаривается к смертной казни. — Каждый воин, который в крепости, взятой приступом, покинет свой пост, чтобы предаться грабежу, приговаривается к кандалам на 5 лет. — Каждый солдат, застигнутый спящим на карауле, или на сторожевом посту, на ближайших к неприятелю позициях приговаривается к смертной казни».

Солдаты граждане России! ваша дисциплина ускорит победу, прогонит Немца, обеспечит успех вашей Революции, доставит вам все выгоды моральные, политические и экономические, которых вы ждете от этой Революции. Ваша дисциплина спасет мир от немецкого деспотизма. Дисциплинированные, вы будете непобедимы, вы себя предохраните от ужасов реакции, от восстановления того тиранического царизма, в котором нуждается немецкий император, чтобы упрочить свой трон, расшатанный заразительным примером вашим.

Граждане свободной России! вы наши братья по революции, наши братья по свободе, наши братья по демократии, наши товарищи по оружию в этой титанической борьбе против деспотизма. Мы вам будем верны, вы нам будете верны. Русские и Французы, мы будем жить для общего идеала, мы умрем за него. Мы вас любим, вы нас любите. Сообща мы убьем войну, ненавистную войну. Сообща мы установим мир, драгоценный мир, мир братства, свободы и справедливости, мир труда и соревнования, не мир для эгоистической косности, но мир для действенной солидарности, мир во имя идеала и во имя действия, мир, в котором между народами будут установлены те же нормы обязательств и посредничества, что и между индивидами.

Русские друзья, имейте же веру в ваших друзей Французов, как в самих себя. Среди тяжких забот и неизбежных трудностей в Революции, осложненной войной, да будет же вам поддержкой не только гордое сознание, что вы служите великому делу, но и сладкая мысль о той любви и восхищении, которые питают к вам французские республиканцы, сердцем и умом сопутствующие Вас в ваших благородных и грандиозных трудах.

Верьте, что не найдется во Франции свободного человека, который не радовался бы вашей свободе. Французская Революция, вечно живая, вечно борющаяся, вечно одушевленная верою в будущее, радуется русской Революции.

А. ОЛАР,

профессор истории Французской Революции Парижского Университета.




Библиотека