В московском музее «Пресня» досрочно закрывается выставка «Три дня в октябре»

Музей «Пресня» сейчас имеет мало общего с тем, чем он являлся со времен своего создания. Всем известно, что район Пресня еще в дореволюционной Москве был важнейшим очагом рабочей борьбы. Именно здесь происходили столкновения в декабре 1905, именно этот район  был одним из оплотов Социалистической революции в 1917. И не зря именно в этом районе, в бывшем знании райкома большевистской партии, в1924 году возник первый музей, посвященный революции 1917 года. Позднее экспозиция была посвящена первой русской революции. 

Но в 1991 и 1993 годах этот район Москвы вновь стал эпицентром ключевых исторических событий. И изменения, произошедшие со страной, отразились и на музее. Теперь «Пресня» - это филиал т. н. «Музея современной истории России». Основные экспозиции в нем посвящены обыденной жизни в дореволюционной России и защите Верховного Совета РСФСР в августе 1991 — людям, надеявшимся на демократические перемены. 

Усилиями директора музея Ильи Безрукова и научного сотрудника Ильи Будрайтскиса была сделана еще одна выставка, посвященная уже крушениям этих надежд. Экспозиция «Три дня в октябре» должна была напомнить о трагическом расстреле Верховного Совета, за который несет ответственность покойный ныне президент Ельцин, по иронии (или диалектической логике) истории, за два года до этого стяжавший себе славу защитника народовластия и все того же ВС. Так получилось, что в своем роде она оказалась единственной в Москве. 

Эта выставка должна была продлиться до 30 ноября и была согласована с руководством «Государственного Центрального Музея Современной Истории России» (ГЦМСИР). Но после открытия у этого самого руководства сработал некий инстинкт самосохранения и оно предпочло переиграть свое решение. 

Свои претензии директор и методологический совет ГЦМСИР предъявили к произведениям искусства, которые представлены в экспозиции помимо документальных свидетельств: воззваний Советов разных уровней, указов президента, карикатур на Ельцина тех лет. Картины и инсталляции, по мнению директора ГЦМСИР Сергея Архангелова и его подчиненных, не имеют, якобы, отношения к событиям 1993 года. 

Хотя стоит обратиться к посланиям, запечатленным в этих объектах, и сразу станет понятно, при чем здесь ельцинский переворот. Обратим внимание на однин из раскритикованных арт объектов: инсталляцию Дианы Мачулиной «Это не мороженное» (2013). Это очень резкое высказывание о том, что измученные реформами россияне в начале 90-ых годов вместо перемен и демократии получили  комбинацию из трех пальцев. Основанное на простом детском воспоминании о подмене, когда мальчик просит мороженное, а вместо него получает плавленный сырок на палочке, от вкуса которого уже тошнит, изображение Мачулиной передает тошноту от подмены демократии открытым авторитаризмом Ельцина и его наследников. Другие картины с этой выставки по-разному повествуют, в общем-то, об одном и том же: о моральной разбитости и бессилия перед лицом неминуемого разрушения. Подробный обзор можно увидеть здесь: http://aroundart.ru/2013/10/11/3-days-in-october/ 

Однако досрочным закрытием выставки руководство ГЦМСИР не ограничилось. На организаторов: директора «Пресни» Безрукова и активиста Российского Социалистического Движения Будрайтскиса, было оказано сильное бюрократическое давление. В «Пресню» стали наведываться комиссии в поисках формальных нарушений. В итоге все это вынудило организаторов подать заявления об увольнении, что послужило финалом бесконечных трений  с начальством музея.